Рисующие время

Рисующие время

Алена ИВНОВА

Старшую дочь я пыталась учить рисовать. Ребенок брался за мою ленинградскую акварель, и я с терпением, мне мало свойственным, показывала ей, что горизонт далеко, лес ближе, а молодую сосну очень легко нарисовать по мокрому. Дочь кивала и возила кистью по бумаге с большим интересом, и ее рисунки исправно брали некоторое время призы на выставках.

Но для себя я сохранила не призовые картиночки. В альбоме моем приклеен и по сию пору заставляет меня улыбаться дивный портрет с подписью кривыми буквами «Мама». На нем у меня дикий косящий взгляд, волосья дыбом и жутковатый оскал, изображающий улыбку, но портрет этот — единственный подлинный, нарисованный ребенком так, как ребенок персонаж видел. М-да…

Наблюдая за младшей дочерью, я все больше убеждаюсь, что «гения учить — только портить». Маленькие дети гениальны все поголовно, их способность постигать мир и выражать чувства недоступна взрослому, и очень часто посещение разнообразных изобразительных кружков тешит самолюбие родителей, но ничего не дает ребенку, кроме, может быть, приятно проведенного времени. Лет до 8—9 ребенок в изокружке чаще всего «выполняет задание», а не рисует; изображение на листе бумаги сначала горизонта, потом синей полосы леса, зеленой массы травы и старательно выведенных палок деревьев с ветками не имеет никакого отношения ни к чувствам, ни к мыслям ребенка — это просто разновидность писания палочек-крючочков в тетради с косой линейкой. И когда ребенок вернется домой, сам для себя никаких горизонтов он рисовать не будет.

Я честно пыталась некоторое время учить рисовать и младшую, ибо нонсенс мамаше-дизайнеру иметь ребенка, который не «учится» рисовать. Нас обеих хватило ненадолго, и я думаю, что это хорошо. Кстати, Теодор Ван Гог, брат знаменитого художника, судя по мемуарам, оберегал и обеспечивал одиночество Винсента до тех пор, пока тот не выработал свой уникальный почерк. За что Теодору можно ставить памятник как соавтору.

Я думаю, кардинально детские рисунки отличаются от взрослых совсем не кривизной линий. Взрослый всегда рисует готовую вещь, он знает, как она должна выглядеть и старается этого добиться; ему нужен результат. Ребенок никогда не знает, что он хочет увидеть в результате, потому что ему интересен процесс — его рисунок сам по себе живой организм, он живет, развивается и практически никогда не бывает закончен, он всегда может иметь продолжение.

Кот, который ловит хвостом дождь, может быть, высох бы, а может быть, научился бы плавать, если бы мама не позвала ужинать. Красный персонаж (на самом деле это синий ежик Соник*, красный он потому, что синим дочь уже нарисовала пейзаж, а Соник на рисунке самый главный) пришел по дорожке со стороны гор и повстречался с зелеными котами, потом они сходили на огород (кочки справа) и поплыли кататься на лодке. И та череда лодок, которая имеет место внизу листа, на самом деле — одна лодка в разные моменты времени, а рисунок завершился, потому что лодка доплыла до края листа. Облако над горами на самом деле не облако, а тоже дорога, по которой можно прийти к новогодней елке. На следующем рисунке изображен процесс колдовского общения девиц W.I.T.C.H. со своими врагами, причем само колдовство изображено в прямоугольнике посередине, и легко видеть, как оно изменяется в процессе.

И сколько бы взрослые ни говорили, что время нарисовать нельзя, дети — видимо, единственные художники, которым это доступно…
_______________

* Соник и W.I.T.C.H. — персонажи мультсериалов на кабельном телеканале Jetix


Источник: журнал "Игра и дети"