Собери несобранного. Синдром дефицита внимания и гиперактивности

Собери несобранного. Синдром дефицита внимания и гиперактивности

Диагноз «синдром дефицита внимания и гиперактивности» (СДВГ) в последнее время у всех на слуху. Им походя разбрасываются чужие мамы, психологи и учителя, так что скоро, похоже, от него начнут отмахиваться. А зря. Как же разобраться, в самом деле ребенок гиперактивный и невнимательный, нужно его лечить или не нужно?

Это оно или не оно?

Прежде всего — надо посмотреть со всей возможной объективностью на поведение ребенка: всегда он был избыточно активным или это началось внезапно? Везде ли он так активен или только в определенной обстановке? Замечают ли проблему с его активностью другие люди — педагоги, другие члены семьи? Носит ли его активность целенаправленный характер или она бесцельна? Приводит ли она к другим проблемам: частым конфликтам, травматизму, постоянному беспорядку?

То же касается и невнимательности: насколько способность ребенка сосредотачиваться не соответствует возрасту? Насколько сильно затрудняет обучение и другие занятия?

Для диагностики СДВГ разработаны специальные критерии, описанные в диагностико-статистическом руководстве DSM-IV. На русском языке они выложены в Интернете, найти их нетрудно. Вкратце они выглядят примерно так:

Невнимательность — трудности сохранения внимания в играх и занятиях, небрежные ошибки, неспособность следовать инструкциям и выполнять задание до конца, трудности в организации самостоятельного выполнения заданий, частая потеря вещей, отвлекаемость, забывчивость.

Гиперактивность — ерзанье, верчение, беспокойные движения кистей рук и стоп, вскакивание с места, бесцельная активность, неспособность к тихим занятиям на досуге, постоянное движение.

Импульсивность — ответы на не выслушанные до конца вопросы, неспособность дождаться очереди, приставание к окружающим: ребенок мешает играм, лезет в чужие разговоры и т. п.

Знаю случай, когда одна мама пробежалась по этим критериям — и диагностировала СДВГ у своей полуторагодовалой дочери: все подходит! Но для полутора лет все это — физиологическая норма. Критерии гиперактивности, импульсивности и невнимательности касаются только детей старше 4 лет (к этому возрасту формируется способность сознательно концентрировать внмание). Но даже если ребенок старше и «все похоже» — это не повод самостоятельно ставить диагноз и заниматься самолечением: это повод обратиться к специалисту.

Важно заметить, что критерии СДВГ применимы в тех случаях, когда описанные черты присутствуют у ребенка постоянно, регулярно, в степени, не соответствующей возрасту, и нарушают нормальное течение его жизни и жизни его семьи. Тогда нужна помощь специалиста.

Сами по себе невнимательность, гиперактивность и импульсивность — это только симптомы, а не диагноз. СДВГ — это когда гиперактивность и невнимательность не объясняются другими расстройствами. Причины СДВГ могут лежать и в области генетики, и в области неврологии, и в обеих областях сразу. При этом, разумеется, многое зависит от среды: чем грамотнее родители создадут адекватные условия для развития ребенка, тем лучше прогнозы.

К сожалению, даже хорошая, внимательная и любящая ребенка семья при непонимании смысла его проблем может очень много навредить. И тогда к гиперактивности, импульсивности и невнимательности добавляются новые проблемы. К ребенку предъявляют требования, которым он не может соответствовать, он защищается — и защита эта принимает форму агрессии. Иногда эта агрессия направлена вовне (негативизм, протестное поведение, драчливость), иногда на себя (депрессия, тревожность, низкая самооценка).

Что же необходимо ребенку с СДВГ?

Нужно — режим, порядок, прогулки. Нужна физическая активность — спорт, чтобы сбрасывать лишнюю активность. Нужно примерно понять, сколько времени ребенок может сохранять внимание — и после этого промежутка делать паузы в работе. Нужно обучать ребенка приемам самоконтроля: замечать, когда он устает — и проситься выйти из класса или постоять; можно давать ему в школу мячик или эспандер, чтобы тискать в руках, не теряя внимания. Нужно учить останавливаться, прежде чем принять решение и что-то сделать. Это все разумно и понятно. Куда меньше известно,

Чего делать НЕЛЬЗЯ?

Нельзя шпынять и постоянно делать замечания. Да, ребенок отвлекается, витает в облаках, носится, орёт, расшвыривает вещи. Он 23 часа 59 минут в сутки ведёт себя не так, как надо взрослым. И взрослые об этом говорят все это время. Но в ту одну минуту, когда дети ведут себя как следует — взрослые считают, что так и надо. И забывают похвалить. Или хвалят так, что лучше бы этого не делали: «Убрал, наконец! Вот счастье-то! А раньше нельзя было это сделать?». Или: «Вот можешь ведь, если хочешь!». Родители часто не понимают, что ребенок получает замечания не только от них, но и от друзей, и от учителей, и от случайных прохожих. Каждый встречный ему твердит: ты плохой, ты ничего не стоишь! Некоторые в это верят. Другие защищаются: это не я плохой, это вы все дураки. Неизвестно еще, какой вариант хуже.

Специалисты рекомендуют соотношение похвал к замечаниям — пять к одному. Хвалить тоже надо с умом: не просто так, а за то поведение, которое вам кажется важным, которое вы хотите закрепить. Если хвалить не за что — ищите поводы: вот хорошо: не стукнул, а только закричал! В следующий раз попробуем сказать тихо, у тебя получится.

Нельзя спрашивать «зачем ты это сделал» и «почему ты так себя ведешь». В 100% случаев дети отвечают «не знаю». Они не могут сформулировать, что дыру на шторе проделали в рамках поиска новых ощущений (они всегда ищут новых интересных ощущений): очень понравился хруст, с которым ножницы режут ткань. Еще меньше дети могут объяснить, «почему так себя ведут»: ответы «из-за незрелости префронтальной коры» и «из-за слишком быстрого обратного захвата нейромедиаторов в синаптической щели» вряд ли придут им в голову.

Случилось что-то — не допрашивайте. Можно выразить свое отношение, можно посоветовать, как загладить ущерб, можно назначить адекватное, ограниченное во времени наказание. Адекватным наказанием специалисты считают не кару (ремень, стояние в углу), а естественные последствия: теперь мама будет зашивать дыру и вешать новые шторы, а значит — совместный поход в кино отменяется.

Нельзя давать ребенку большую работу и уходить, а потом являться с проверкой сделанного. Как правило — сделано не будет ничего. Такой ребенок большой объем работы, особенно если она скучная, осилить не может. Надо, во-первых, огромный кусок работы (прибрать в комнате, сделать уроки) поделить на несколько обозримых, выполнимых кусков, за каждым из которых следует небольшой отдых и поощрение. А во-вторых, надо помогать ребенку организовать выполнение дела. У детей с СДВГ обычно есть серьезные проблемы с самоорганизацией и самоконтролем. Они не могут самостоятельно создать план работы, выполнить этот план и проконтролировать себя. Поэтому, глядя на безобразие в своей комнате и слыша требования «убрать, а то никуда не пойдешь» — они предаются отчаянию. Если хотите добиться самостоятельного выполнения дел — сначала создавайте алгоритм, потом обучайте алгоритму, следите, как ребенок его усвоил — и только потом передавайте в его руки всю полноту контроля.

Нельзя давать сложные инструкции и длинные поручения. «Сперва пойдешь в аптеку, купишь синтомицин 5%-ный, потом в магазин, там кефир 1%, если его не будет, то 0%, потом забери сапоги из ремонта, отдай 46 рублей, я задолжала, потом купи лук, помидоры и яблоки» Или писать все на бумажке, сократив число пунктов до минимума, — или смириться с тем, что вам принесут только яблоки и жалобу на отсутствие в продаже 0%-ного синтомицина.

Нельзя рано сажать ребенка за парту. Подготовку к школе сейчас начинают в 3-4 года. Дети вообще не готовы к обучению в этом возрасте, а дети с СДВГ готовы к нему еще меньше: у них не сформирована способность концентрироваться на самом важном, а не на самом привлекательном. Замотивировать их можно только одним: сделать учебу очень интересной и не утомительной. Лучший способ — игровой, причем с учетом очень короткого диапазона внимания и повышенной потребности в движении. Екатерина Мурашова в книге «Дети-тюфяки и дети-катастрофы» очень ярко описывает такие короткие, пятиминутные уроки. Но у родителей и фантазии не хватает, и времени, а хуже всего, что они чуть не повально убеждены: ребенок должен понимать, что такое «надо». Нет: понимание «надо» в детях с СДВГ приходится долго и трудно выращивать. А пока оно не пришло — превращать всякую учебу в игру. Важно и просто играть: в магазин, в дочки-матери, в войну, в разведчиков, в почту, в пиратов, во что угодно — так ребенок осваивает множество ролей, примеряет их на себя, учится вести себя в соответствии с ролью, придерживать свои, ребенковы, мгновенные реакции — и поступать так, как на его месте поступил бы старый капитан или хорошая мама. Именно так, а не принуждением и наказанием, в ребенке воспитывается самоконтроль. Нужно играть и в игры с правилами: учить их соблюдать, учить ходить по очереди, уметь проигрывать достойно.

Нельзя принимать выдающиеся достижения за норму. Выражение «вот ведь можешь, если захочешь» — истинный бич ребенка с СДВГ. Он действительно может на очень небольшом временном промежутке, собрав все силы, выложиться — и проявить чудеса собранности, прилежания и благонравия. Но это для него — подвиг, а не норма. На это уходят все его силы, и требовать того же систематически, каждый день — просто бесчеловечно. Многие родители замечают волшебную силу ремня или скандала: какое-то время после него ребенок ведет себя идеально. Значит, может, если захочет? Значит, надо просто лупить почаще? Нет: просто в этом случае родители создают для ребенка очень мощный негативный стимул. И еще какое-то время желательное поведение удерживается за счет страха повторения. Более правильный вариант — если занятие само по себе непривлекательно — создать сильные положительные стимулы: например, одну большую награду или много мелких — за промежуточные этапы.

Нельзя — требовать «соберись» и «постарайся»: у детей с СДВГ отключена эта опция. Собирать их еще очень долго придется взрослым, сами они не умеют. Нельзя — кричать и выходить из себя, когда что-то объясняешь: это моментально выключает мозги. Обязательно надо сочувствовать: я понимаю, работа очень большая, тебе трудно. Тебе не нравится, что так много задают. А затем — спокойно, по плану работать.

Нельзя — выходить из себя при совместном выполнении уроков. Если уже огонь начинает вырываться из ноздрей — прекратить работу. Пусть лучше уроки останутся несделанными: напишите учителю записку с просьбой объяснить материал после уроков, передайте обязанность объяснять материал другому члену семьи. Выбегайте из комнаты, пока вы не начали орать, кидаться вещами и раздавать подзатыльники. Научитесь это делать — и научитесь извиняться, когда вспышка уже произошла. Тогда этим двум необходимым навыкам вы сможете научить и ребенка. Это — тот самый самоконтроль, которого вы от него добиваетесь.

Нельзя повторять десять раз. И говорить «сколько раз я тебе говорила». Двух-трех повторений вполне достаточно — дальше должны наступать естественные последствия. Но для этого надо научиться звать и давать указания. Орать с кухни через две комнаты ребенку, увлеченному игрой — «вынеси мусор и иди обедать» — это значит, получить в ответ «щас».

Прийти. Присесть рядом так, чтобы быть с ним на одном уровне. Дотронуться до него. Привлечь внимание. Посмотреть в глаза. Произнести требование. Можно спросить, сколько нужно времени, чтобы закончить, — и поставить на это время будильник или таймер. Переложить обязанность неприятных напоминаний на механический предмет — вообще очень полезная штука.

Всяких «нельзя» вообще очень много: нельзя, например, долго пилить и произносить длинные нотации: дети выключаются в середине. Нельзя давать себя забалтывать и втягивать в ненужные дискуссии. Нельзя — требовать от ребенка чего-то только потому, что так делают все. Нельзя — сравнивать его с собой в молодости и другими — только с ним же вчерашним.

Можно и нужно — любить, понимать, быть уверенным в себе, изобретательным, подвижным. Не бояться меняться, шалить, шутить и валять дурака. Можно и нужно — получать удовольствие от общения с таким своеобразным, интересным, необычным ребенком.

Ирина ЛУКЬЯНОВА, г. Москва

Источник: журнал "Игра и дети"